5 дней лета в одном лонгриде
Истина в Веньке
Греемся летними воспоминаниями о Школе расследовательской журналистики 2019 на турбазе Веневитиново
Наступил новый, 2020 год, и это значит, что до
юбилейной 10-й Летней школы аналитической и расследовательской журналистики осталось совсем немного.

Мы начинаем обратный отсчёт, а пока предлагаем вам окунуться в воспоминания о Веньке-2019.
Готовы? Тогда — здравствуй, дорогой дневник!
|
1 июля

Ангелина ОБОЛОНСКАЯ. Через тернии к самым мягким кроватям

Мы выходим из автобуса на лесной дороге, вдоль которой тянутся молодые березки: водитель заявил, что уже нас привёз, и высадил за три километра до турбазы «Веневитиново». Печет солнце, в руках тяжелые баулы, и никого вокруг. Только мы – десяток начинающих журналистов.

Преподавателей с нами нет (они уже на Веньке, готовятся к запуску Школы), поэтому роль взрослых берут на себя девочки-третьекурсницы, которые всего на год нас старше.

Берём поклажу в руки и отправляемся вперёд (неизвестно куда) в недоверчивом молчании, понимая, что попали мы конкретно. Третьекурсницы на порядок живее нас и даже шутят, потому что уже ходили на Венёк пешком в прошлом году. Мы же просто миримся с ситуацией и покорно идём.

Вскоре в лесной глуби маленькими фарами начинает сверкать голубая иномарка. Из нее выходит Ника Кузнецова и предлагает довезти наши вещи. Мы радостно сгружаем чемоданы, из-за чего и без того низкая подвеска машины проседает еще сильнее, а нам идти становится веселее.

Весь путь занимает минут сорок. По их прошествии попадаем на советскую базу отдыха с маленькими деревянными и панельными домиками, помнящими еще студенчество моих родителей. После приветственно-напутственных слов преподаватели показывают наш домик, и мы бежим селиться. Жилище на Веньке представляет собой «коробку» с деревянной крышей, крытой шифером, и деревянными окнами. Комната домика рассчитана на пятерых. Нас – девочек-второкурсниц – как раз столько.


Внутренне убранство дома оказывается очень скромным: бумажные обои, несколько кроватей, торчащая из потолка лампочка. Романтики добавляют разноцветные москитные сетки на окнах, сплошь обклеенные застрявшими в них насекомыми, и шторки в цветочек.

Занимаем койки — нам с Настей Бирлёвой достаются самые мягкие. Это будет чистой правдой, если я скажу, что на более мягкой кровати я еще не спала. В неё проваливаешься, словно в гамак, в мягкое ватное облако, обтекающее тело со всех сторон. При малейшем движении весь матрас начинает покачиваться и переливаться, и ты на нем плывешь, будто на волнах. Я бы еще раз съездила на Венёк, чтобы поспать на этих кроватях.

Территория турбазы оказывается огромной. В центре располагается тренажерная площадка и футбольное поле, по периметру – домики, чуть в стороне – столовая. Собравшись уже полной компанией, мы идём вдоль берега реки Усманки. Природа живописная, и мы в нее полностью погружаемся. Кто-то купается, кто-то фотографируется. В целом все просто наслаждаются моментом и потрясающим закатом.
Приглашаем прогуляться по территории Венька прямо сейчас
По возвращении нас ждёт приятный ужин, который удивляет своими объемами. Мы совершенно не ожидали увидеть на такой скромной базе отдыха богато накрытые столы. Ужин состоит из щедрой порции плова с мясом, салата, кефира, чая и всякой всячины, занимающей весь наш стол.

Уже смеркается, и преподаватели принимаются сооружать кинотеатр под открытым небом. После сытного ужина дико клонит в сон, но я держусь. Кроме того, ночной кинопоказ веньковские старожилы называют «традиционным».

Затем иду спать, спустя два часа возвращаются девчонки. Мы уже засыпаем, когда дверь приоткрывает Даниил Шиянов, а из-за его спины показываются еще две малознакомые головы. За ними на нашем пороге юлят девчонки-третьекурсницы, все они зовут нас на берег реки встречать рассвет.

Настя Бирлёва, Катя Сафетина и Надя Эстрина начинают собираться. Спать остаёмся только мы с Полиной Вовчаренко. На провокационное «Вы что, спать приехали?» я громко отвечаю: «Да!», отворачиваюсь к стене и засыпаю, покачиваясь на волнах кровати-гамака.


Рассветы-закаты на пирсе турбазы Веневитиново
|
|
2 июля

Надежда ЭСТРИНА.
Учимся писать о конфликтах и не конфликтовать самим


Еле раскрыв глаза в восемь утра, начинаем собираться на завтрак. Сегодня будем слушать журналиста из «Новой газеты» Ивана Жилина. Ночь была веселая и бессонная, так что утро для некоторых особенно тяжелое.

Воля собрана в кулак. Идем есть. Завтрак просто белиссимо (как и все приемы пищи в эти пять дней). Правда, кормили как на убой: запеканка, макароны с сарделькой и чай.

Подходит время сессии, направляемся в Музей природы Усманского бора. Интерьер для официальной беседы странноват: засушенные насекомые, оленьи головы, чучела животных.



Перед началом лекции смотрим выпуск «Смерть журналиста» из цикла передач «Совершенно секретно». В программе приводятся и объясняются разные версии смерти журналиста-расследователя Юрия Щекочихина, чьим именем названа наша Летняя школа.

После фильма выступление начинает Иван Жилин. Тема – «Конфликты: прогнозируемые и стихийные». В зале наблюдается оживление (предмет разговора знаком некоторым присутствующим не понаслышке).

Итак, что должен сделать журналист, который готовится писать о запланированной акции протеста:

После того, как Иван заканчивает мастер-класс, ребята задают несколько интересующих их вопросов, и объявляется обеденный перерыв.
|
|
2 июля

Анастасия БИРЛЕВА.
«Ра
бочее» время еще не кончилось

После плотного обеда у нас было свободное время перед следующей лекцией. Кто-то решил отдохнуть в домике, кто-то пошел освежиться в Усманке, некоторые провели время за разговорами. Я же решила почитать Маяковского на тренажерах.

Пока я занималась, мне передали подарок от тайного друга. Это была смородина в милом стаканчике. Интересно, где же он ее нашел?

Мы снова собрались в музее «Природа Усманского бора». Место, конечно, утомляющее. Бодрствуя снаружи, ты непременно захочешь спать внутри. Чем это обусловлено — не имею понятия. То ли со светом что-то, то ли духота, то ли сама обстановка (чучела животных и насекомых вокруг, слабо освещенный зал и летающая пыль напоминают склеп).

Стали обсуждать творчество Щекочихина и Голунова, сравнивать старую и новую школу расследовательской журналистики. Интересно было посмотреть фильм от «Медузы» про Голунова — в таких ситуациях понимаешь, что даже когда в стране уже страшно находиться, совместными усилиями можно добиться хоть чего-то.

После пошли на пляж. Расположившись, поделились на команды и начали дискуссию о журналистской этике. Это — традиционный «Речка-брейк».

За разговорами время пролетело быстро, и вскоре мы отправились в небольшое путешествие на Маклок.

Время приключений

— Кать, брызни побольше на ноги, чтоб не закусали!

— Все. Теперь ты мне.

Скажу сразу: это не помогло. Я чесалась потом еще месяц.

Отправились в путь. Спереди и сзади раздавались мелодичные звуки, сливавшиеся, вместе с гулом от разговоров, в многоголосый глухой шум.

Спускавшееся все ниже с каждой минутой солнце ласкало лучами поляну, вдоль которой мы проходили, облизывало верхушки деревьев и грело остатками тепла.

Дорога устлана неприбитым песком, в который проваливаются ноги. Они запутываются в нем, с трудом ступая вперед. Рядом — трава. Есть выбор, где путаться ногам.

— Надь, ну что же ему подарить? — в недоумении обращаюсь к подруге. — О, может, набрать шишек и из них что-то выложить? — Вдруг мой «тайный друг» проходит мимо. — Лааадно. Может… ручку? Не знаю что, я с собой ничего такого не брала, а хочется чего-то оригинального, чтобы он не расстроился.

Но мы с ней так ничего и не придумали.

Еле двигая ногами по песку и глядя на красивые пейзажи, я вдруг вспомнила, что нужно написать дневник (главное вовремя) о второй половине дня, а заметок я, конечно, никаких не делала. Остается лишь надеяться на память. Зато теперь, когда я пишу все это, так приятно вспомнить тот день, когда работа и отдых, активность и ленность сливались воедино.

Поднявшись на невысокий бугор, мы пробирались уже через сосновый лес. Интересно, почему сосны растут в песке? В Липецке тоже есть такой лес, и он тоже возвышается над песком.

Наконец вышли на асфальтированную дорогу. Поднимаемся в горку, и вдруг Юлия Николаевна указывает нам на магазин (весь путь мы преодолевали в надежде прикупить вкусненького, ну и, конечно же, посмотреть на старый дуб).

— Так он уже закрыт! — с горечью крикнул кто-то, кто подошел первым.

Мгновенное «ах» вырвалось у нас. Пофоткались, идем на детскую площадку отдохнуть. У входа нас встретил монумент Ленина. Я села на качели.

И тут я обратила внимание на то, чего не заметила раньше. Передо мной была курьезная картина: журналисты дружно атаковали детскую площадку — не было ни одного пустого места. Кто-то на одних качелях, кто-то на соседних, пара человек в песочнице, другие на карусели, еще кто-то на горке. Потрясающая атмосфера! Но пора и дальше в путь.
Следующей точкой был долговечный дуб. Мы побегали в хороводе и посмеялись от души. Благо, ничего не потеряли.

Недалеко от нас стояла наряженная елка. Даня полез на шлакоблоки, стоящие рядом с ней, снял шарик и незаметно его спрятал (вскоре он меня попросил его передать своему «другу»).

Возвращались мы уже в сгущающихся сумерках. Иногда было трудно разглядеть дорогу (особенно среди деревьев), но все же обратная дорога прошла спокойно — набегавшись за весь день, мы из последних сил шли к своим домикам.


Пора долгожданного отдыха


— Юлия Николаевна, мы голодные!

— Тогда пойдемте посидим на берегу, пожарим купаты.

Мгновенно мы собрали вещи, стулья, а главное, еду. Вдруг я вспомнила, что так и не сделала подарок. В спешке стала перебирать рюкзак. Ничего необычного, как и предполагала, я там не нашла. Однако кое-что все-таки было. Активированный уголь. Почему бы и нет? Вдруг пригодится… Попросила Надю его передать.

Дружно поплелись к реке. Девочки расставили стулья, мальчики собрали мангал, накололи дров и разожгли огонь. Дождались всех, кого не было, пригрелись и стали передавать по кругу огурцы — надо же было хоть чем-то перекусить.

День завершился замечательно. Мы обсуждали, кто у кого был тайным другом, ели купаты, а потом Нина пела нам под гитару. И все это возле речки и под ясным звездным небом — потрясающе! Придя домой, мы отключились почти сразу — что логично после предыдущей полубессонной ночи и активного развлекательно-трудового дня.

Это был хороший день: с его ленностью, активностью, полезностью. На меня произвел впечатление Иван Жилин, его подход к героям текстов, к самому тексту, к людям. Впрочем, я уже достаточно рассказала о своих впечатлениях. Завтра будет не менее насыщенный день, а сейчас пора спать.
|
|
3 июля

Полина ВОВЧАРЕНКО. Традиционные полдня «Коммерсанта»

Рабочая часть третьего июля началась с визита гостей из «Коммерсантъ Черноземье». Андрей ЦВЕТКОВ и Мария СТАРИКОВА провели с будущими журналистами полдня – от завтрака и до обеда.

Началась беседа, конечно же, с подробного разговора о массовом увольнении сотрудников «Коммерсанта» в Москве. Андрей ЦВЕТКОВ подробно объяснил, почему скандальный материал можно было бы и не публиковать, и в какие «ножницы» попали его московские коллеги:

— Тут возникла очень сложная ситуация: либо ты поступаешь так, как будет лучше для газеты, и тогда остаёшься, или же сохраняешь свои убеждения и уходишь. Как журналисты, они поступили очень профессионально — не раскрыли свои источники. Да и вообще, надо понимать: тот «КоммерсантЪ», в который они пришли, совсем не тот, из которого они уходят.

Основная повестка дня: умение работать с источниками информации. И чёткое правило профессионалов: источников должно быть не менее двух, а лучше три. Именно поэтому «КоммерсантЪ» иногда выпускает информацию не первый, но зато тщательно всё проверив. Опытные журналисты рассказали, что такое «сливы» информации в журналистике и добавили:

— Ты можешь пользоваться сливом, но не становись сливным бачком. После таких материалов кто-то может оказаться в СИЗО, кто-то может лишиться бизнеса…

Когда пришло время задавать вопросы, возникла тема профессионального выгорания. Мария СТАРИКОВА поделилась своим опытом:

— Я всегда стараюсь добавить что-то в свой рабочий день. Мы же, всё-таки, работаем чтобы жить, а не живём, чтобы работать. Я, например, помогаю организовывать детский книжный фестиваль «Читай-Болтай».

— А потом умудряешься даже про книги написать текст, — добавляет с иронией Андрей.
После небольшого перерыва, во время которого, впрочем, большинство ребят дочитывали тексты, которые планировалось разобрать, приступили ко второй части – практической. Вместе с гостями обсуждали материал, вышедший давно в «Коммерсанте» и ставший буквально знаковым: «Восстание грибов в Воронежской области» Андрея Колесникова.

Студенты обсуждали, как в любой теме найти что-то интересное и почему известным журналистам иногда полезно сменить обстановку. Как показывает практика — резкая смена тематики сможет «встряхнуть» журналиста, спасти его от рутины и в результате получится текст, ставший хитом и переживший своё время.

Андрей ЦВЕТКОВ с большим интересом принял участие в обсуждении, отвечал на вопросы быстрее студентов и под конец перефразировал известную шутку сказав о себе, что «психанул, и текст проанализировал».

Когда пришла пора прощаться, опытные журналисты пытались припугнуть новичков:

— Журналистика, она такая — порой скучная, порой никчёмная. Вот пошлют вас куда-нибудь в деревню, на день поля, и что там писать?

Впрочем, переубедить собравшихся вряд ли получится так просто. Кто-то восклицает:

— О! А я про такое писала!

И каждому уже есть, что рассказать.

Тем более, гости из «Коммерсанта» по секрету поделились: у начинающих журналистов сейчас такое время, что можно спокойно ошибаться и набивать кучу шишек.
|
|
3 июля

Даниил ШИЯНОВ. Об одиноком путешествии на Маклок и цветах для Мисс


В музее природы усманского бора мы успеваем и разобрать текст Андрея Колесникова о грибной эпидемии (который стал для меня эталоном, потому что был в такой степени ироничен, что заставлял смеяться каждым абзацем), и встретиться с авторами «Коммерсанта». Содержание медитативного повествования Андрея Цветкова очень интересно, однако почему-то быстро убаюкивает всех участников школы. После обеда заботливые преподаватели объявляют тихий час.

Правда, я никак не могу отпустить вчерашнюю боль от закрытого магазина, тут уж совсем не до сна. Принимаю твёрдое решение повторить поход на Маклок по еще не успевшим остыть следам. Преодолевать пришлось дневную жару и короткие временные рамки. На обратном пути сумка, решив подкинуть мне ещё одно испытание, не выдерживает и рвётся. Размышляя о том, что мне бы не помешал мастер-класс «Как с помощью гуманитарного ума и зубной щетки заставить лямку держаться в походных условиях», я возвращаюсь прямо к нашей следующей лекции.

То, о чём не пишут в законе

Даже те, кто добросовестно спал во время моего путешествия, погружаются в прежнее состояние, переступив порог музея. Наблюдая, как мы тщетно пытаемся передать внешним видом тот интерес, который в нас зажигает юрист Центра защиты прав СМИ Ольга Воронова, Юрий Щекочихин по-доброму посмеивался со своей фотографии, выглядывая из-за экрана с презентацией.

Однако сон отступает сразу, как только мы вспоминаем о наших каждодневных спорах на тему закона о СМИ. Просим Ольгу разрешить наши сомнения. Так, выясняем, что даже если сделать пометку «редакция не согласна с идеями, высказанными героями», это не снимет с журналистов ответственность за распространяемую информацию.

Также Ольга делится некоторыми лайфхаками, не все из которых чётко прописаны в законе, однако очень важны для профессиональной деятельности журналиста:


И снова «мисс Веньки», и никаких мистеров

После мастер-класса Ольги Вороновой я получаю неожиданный титул… А именно место в жюри конкурса красоты «Мисс Венек-2019». Оно достается мне по гендерному признаку, так как потенциальные «мистеры» до Веневитиново так и не добрались. Тут же мне выпадает честь жребием определять пятерых «подсудимых». По крайней мере, такое складывается ощущение при взгляде на прекрасные лица тех, чьи имена я достаю. Больше всех переживает Нина Супанько, настаивая, что является старожилом школы и тоже непременно должна быть в жюри. Спойлер – корону мисс в этом году получила именно она.

Спокойнее всех свою участь принимает Ангелина Оболонская, так как предыдущий мастер-класс она успешно проспала. Мы не могли найти Ангелину, а оказалось, что Юлия Николаевна не разглядела ее в спальном мешке. Каждой конкурсантке случайным образом выдается эпоха, в соответствии с которой та должна подобрать наряд (его оценка – первый из этапов конкурса) и песню, под которую нужно артистично танцевать и открывать рот (второй этап – «Липсинк»). Не связан с темой только третий этап, представляющий из себя конкурс талантов. И когда все условия были обговорены, Юлия Николаевна решает свести на нет смысл всех испытанных только что девочками переживаний, объявив, что участвовать будут все.

Не теряя времени, участницы разбегаются кто в душ, кто по комнатам. У одного из домиков словно мудрец, познавший смысл жизни, сидит Настя Бирлева, наслаждаясь своей возвышенностью над этой суетой, поскольку в скором времени ей нужно уезжает, и поучаствовать в конкурсе она не успевает. Лишь больной зуб, ставший причиной несвоевременного отъезда, мешает ей достичь нирванны. Из домика выходит Ангелина.

– А у тебя какой период?

– Средневековье.

– Ты бы ведьмой хорошей была, – шутит Настя.

– А что? Можно и юбку классную сделать из простыни! Спасибо, – протягивает Геля, загадочно улыбаясь.

Участницы готовятся в суете, даже сама Вика Морозова – еще один член жюри и победительница прошлогоднего конкурса – обходила комнаты в поисках веревки для костюма своей подруги. Атмосфера кругом интересная: рядом со мной постоянно на репите играет «Снег» Киркорова, очевидно, для репетиций.

Вика Морозова ловит меня перед самым ужином, с горящими глазами предлагает показать совместный номер на втором этапе в качестве сюрприза. Композиция уже выбрана Викой, и это, как ни странно, еще одна песня Киркорова. Я не успеваю разделить энтузиазма прошлогодней победительницы, Юлия Николаевна дает нам другое задание: нельзя оставить красавиц без букетов. А потому мы отправляемся на поиски цветов. И вновь передо мной расстилаются красоты леса, через который идет тропа на Маклок. К нашему несчастью, лесу удается быть красивым и без цветов, которые так нам нужны. В итоге в ход идет все: колоски, нечто, похожее на полынь, прекрасно-бледные и очень хрупкие (потому что засохшие) листья непонятно чего и неизвестные коричневато-красные ягоды.

Вика:
Данила, ты что, крейзи? Они разве не ядовитые?
Я:
Я уверен, что есть их никто не будет.
Вика:
А вдруг они как-нибудь так действовать будут?
Я:
Тогда мы узнаем об этом первыми, и до девочек они все равно не дойдут.
Вика соглашается. Мы находим еще несколько настоящих цветов, а под одним кустом прячутся прямо-таки заросли Ивана-да-Марьи, куда, пересиливая себя, просовывает руку Вика, которую Венек уже научил бороться со своим страхом насекомых.

С помощью участниц «Органайзерс band» (об этом – позже) второпях перевязываем букеты, стараясь, чтобы все содержимое не осталось на моей кровати. Начинается «Мисс Венек».
|
|
Екатерина САФЕТИНА. В поисках таланта и короны Мисс

Еще с утра мы знали, что нас ждет испытание – конкурс «Мисс Венёк – 2019». Ничего страшного, всего лишь конкурс. От Вики Морозовой мы узнаем много «интересного» об этом. Вика - девушка веселая и авантюрная. Поэтому трудно понять, что из ее «страшилок» об этом конкурсе - правда, а что — шутка.

До самого ужина мы, по крайней мере, второкурсницы, воспринимаем это все не всерьез. Особенно я. Какой конкурс, какая мисс?! Нет, ребят, пошутим немного, покривляемся, и все. Тут же вспоминаются вчерашние неоднократные попытки Юлии Николаевны найти у второго курса хоть какие-либо маломальские таланты. Попытки были пыткой: пока мы себя не показали. Мы обязаны не разрушить до конца надежды преподавателя.

Шутки шутками, но готовиться мы все же начинаем. Девушки — они такие. Ни косметики, ни подходящих предметов одежды у большинства из нас нет. В ход идет все: и шторы, и одеяла, и простыни с наволочками в качестве платьев, и резинки в качестве браслетов - на то мы и творческие люди.
Через 15 минут нужно быть готовой ко всему: к конкурсу дефиле, к липсингу и…к конкурсу талантов. Да – да, к тому самому, что за день до Юлия Николаевна так и не увидела в нас. Кто-то читает стихи, кто-то поет, а что я буду делать? Решаю показать себя в другом: выбираю простыню для платья покрасивее и браслеты. Не способностями, так образом буду «сражать всех наповал».

Девчонки суетятся, ищут то, что вряд ли можно найти в спартанских условиях, строятся в очередь к Нике Кузнецовой. Сегодня она и главный спонсор косметики, и визажист, и фотограф. Вот где нужно искать таланты! Ну да ладно.

Ну, вот мы уже стоим на веранде и ждем своего выхода. Я, напомню, до сих пор не могу понять, что же я буду демонстрировать в качестве своего таланта. Но сейчас меня, как и остальных, участниц беспокоит выход. Все пришли в восторг от дефиле Нины Супанько: эффектный образ, спокойная походка – все соответствует даме эпохи 19 века.

Жюри доброжелательно, но беспристрастно. Ну, вот и второй этап – липсинг. Лиза Золотухина, старожил Венька, со своей командой «Органайзерс band» дают мастер-класс по липсингу под Филиппа Киркорова. Всем становится немного легче и намного веселее. Чувство страха покидает, меня точно.
Между этапами жюри, конечно, комментирует, делится впечатлениями от увиденного. В голове возникает непонимание: мы вроде бы в шутку все это, а члены жюри так серьезно нас хвалят, будто это конкурс «Мисс Россия», не меньше. Это, конечно, придает сил и уверенности. Кривляться, знаете ли, тоже нужно уметь. Может, это и есть мега-способность второго курса?

Фуух, второй этап позади. Кто-то хитрит и объединяет свои силы, как это делают Настя Елфимова и Настя Палихова – «Н в квадрате».

А вот и бабайка – конкурс талантов. Я решаю выстрелить своим главным оружием – умением долго и без остановок говорить. Тоже талант, хотя, бесспорно, своеобразный. А вот у других конкурсанток таланты действительно очевидны: Нина поет, Надежда очень громко и долго свистит, Полина зачитывает Маяковского. Прочтение такое, что весь смех и шутки покидают нас, и все в тишине слушают, вслушиваются. «Н в квадрате», будем так называть дуэт Анастасий, исполняют частушки про Венёк под гитару.

Ну что же, подведение итогов? А перед этим обязательные слова от жюри. Каждый видит свою звезду в этом конкурсе, но интрига:

- У меня тоже есть звезда среди девушек, но я не буду говорить кто, - произносит Даниил Шиянов.

Это так и остается для всех тайной.

А вот и итог! Победу одерживает Нина, именно она становится звездой Венька в 2019 (и именно она больше всех сопротивлялась участию в конкурсе). Все остаются довольны: никакой борьбы, никакого соперничества, ведь это же ВЕНЁК!

А после нас ждут танцы-танцы-танцы, музыка сводит с ума всех, потому что она рождает неповторимую веньковскую атмосферу.

|
|
4 июля

Анастасия ПАЛИХОВА. Всё чудесатее и чудесатее

Открываю глаза. Слепят оранжеватые лучи утреннего солнца. В ушах — музыка, сквозь которую едва-едва пробивается шум автобуса и еще какой-то гулкий звук. Фокусирую взгляд и понимаю, что надо мной терпеливо нависает Андрей Александрович в тщетных попытках разбудить и узнать, на какой стадии находится наша подготовка к расследованию и нашли ли мы героев. Память постепенно возвращается: мы приехали в Веневитиново, на Школу расследовательской журналистики, и сегодня едем в село Пальна-Михайловку разузнавать о состоянии усадьбы Стаховичей, а я — капитан одной из двух команд.

По загадочной традиции, к четвертому дню на Веньке остается едва ли половина приехавшего «состава». Как только, вынырнув из Усманки, начинающие журналисты слышат об интервью, героях и поиске источников, они вспоминают, что забыли кое-что расследовать у себя дома и пропадают.


Самые стойкие едут в фирменном университетском ПАЗике навстречу неизвестности.

В этом году расследование было спокойным, несоревновательным и больше походило на экскурсию: «принимающая сторона» провела нас по усадьбе, рассказала о династии ее собственников, показала территорию. Кстати, «принимала» нас вдова последнего владельца музея-усадьбы Татьяна Стахович.

После дружеского прощания с Татьяной и привала с «веньковской» едой в кастрюлях — праздник, который всегда с тобой — я моргаю. Снова открываю глаза от резкого толчка автобуса: всё, приехали. Спешившись на родную веневитиновскую землю, распределяю задачи для членов команды с важным капитанским видом, обсуждаю концепцию будущего текста и ухожу... купаться. Справедливости ради, из душа я выхожу не только с полотенцем на голове, но и с примерной картиной того, как должен выглядеть наш текст. По счастью, у девочек из моей команды видение тоже сложилось, и мы только шлифуем углы.

Вечереет. Мы торопимся, но не так сильно, как в прошлом году, потому что на Веньке-2018 из-за спешки я покалечила ноутбук и несколько остепенилась. Хладнокровность нам только помогает, и мы обходимся без горящих дедлайнов (почти).

Однако вечереет всё нестерпимее, и мы, кутаясь в пледы и куртки, отправляемся на поиски горящего костра.
|
|
Виктория МОРОЗОВА. Прощай, люби, благодари

Финальное состязание, призванное определить лучшую команду расследования, собирает нас на веранде домика преподавателей и становится самым непростым этапом 24-часового марафона.

Всё дело в том, что в условиях почти что полярного климата (июль, ну ты чего?) мы должны отвечать на вопросы викторины (читайте: тратить остатки заветного внутреннего тепла), поднимая руки на скорость (читайте: распахивая жизненно важные пледы).

Со стороны это, наверное, выглядит так, будто между собой перекрикиваются сброшенные кем-то в кучу груды осенне-зимних вещей. Но сверкающие взгляды расследователей-соперников хорошо видны даже из-под многослойного обмундирования.

Андрей Александрович с Юлией Николаевной озадачивают нас каверзными вопросами об усадьбе Стаховичей, мы же удивляем изобретательными ответами. Особенно в тех случаях, когда точных ответов совсем не знаем. За жаркой (к сожалению, не во всех смыслах) схваткой идёт разбор получившихся у нас текстов.

Тёплые и милые беседы у костра впереди, а пока – конструктивная критика: прямая, честная, подчас даже жёсткая. Кто-то мало фактуры собрал, а кто-то, сосредоточившись на сухих фактах, написал об усадьбе «пластмассово». Но это всё детали, ведь главный вывод более чем позитивный: тексты получились, расследование состоялось. Приступая к написанию нашей корреспонденции за час до дедлайна, я в такой успех мало верила. А зря! Вот что значит командный дух и рвение к победе.

Выиграла, правда, по итогам балльного рейтинга команда соперников, но это уже снова детали...Ну, ладно-ладно! Девочки (Полина Вовчаренко, Катя Сафетина, Настя Палихова и Ангелина Оболонская) победили заслуженно, поздравляю от всей души. Отмечать-то всё равно все вместе будем. Кстати, пора бы уже и к неформальной части вечера перейти. Что там с нашим спасительным костром?

А костёр, похоже, уже и не наш. Пока шла активная подготовка к финальному веньковскому ужину с нарезанием помидоров и колбасы, у огня откуда ни возьмись появились два заблудших путника – один в кепке, другой в панамке. С лёгкими головными уборами они просчитались, «не май месяц» всё-таки, а июль, который почему-то решил ноябрём притвориться. Путник в кепке – человек простой: видит костёр, берёт в руки гитару. Несколько вступительных аккордов, и мы уже заставляем стол едой под «I believe in you» группы 5'nizza. И сразу как-то уютнее становится. Как говорится, когда согрелся сам, костром ты поделись с другим. А этот другой тебе и споёт на радостях. Спустя несколько композиций загадочные путники исчезают в ночи так же внезапно, как и появились. У нас же – долгожданная культурно-развлекательная программа.
Мы хотим услышать три главных слова. И преподаватели, наконец, их произносят: песенка про угол.

Тут нужно пояснить. В первый вечер пребывания на Веньке Андрей Александрович Золотухин прочитал нам на ночь таинственную «сказку про угол». Интригующая и остросоциальная – она взбудоражила воображение слушателей.

Одни поняли все отсылки и намёки, другие не поняли ничего, но были буквально загипнотизированы зловещими интонациями руководителя школы аналитической и расследовательской журналистики. Расписание гласило: в следующие дни мы услышим развитие «угловатой» истории уже в песне. Сказать, что мы сгорали от нетерпения – не сказать ничего. Но продолжения почему-то не последовало. Все наши надежды были возложены на сегодняшний, завершающий вечер.

Надежды эти оправдываются сполна. Более того, музыкальной лавиной на нас обрушиваются сразу три песни о жизни геометрической фигуры, образованной двумя лучами, выходящими из одной точки (фух, пришлось обратиться к Википедии, давно забыта школьная программа). Описывать процесс исполнения не буду – это надо слышать. Скажу только, что к третьей части выступления мы поём уже хором, сливаясь в едином музыкально-освободительном порыве. Потому что песенки-то и не про угол вовсе, а про свободу.
Примерное содержание одной из трёх грандиозных песен про угол
Кто как себя проявил с журналистской точки зрения мы уже определили. А что насчёт человеческих качеств? Юлия Николаевна предлагает игру: вытягиваешь бумажку, на которой написана черта характера, и отдаешь её человеку, отличающемуся этим свойством. Процесс запускается, всё идёт хорошо, но тут очередь доходит до Нины Супанько. Прочитав написанное на клочке бумаги, она резко поднимает на нас наполненные ужасом глаза:

- Как я могу это кому-то отдать? Это ведь обидно! Да что же это за правила?!

- Нина, да ладно тебе, там всё только в хорошем смысле! – подбадривает Юлия Николаевна.

Скрепя сердце Нина всё же выносит приговоры нашим характерам. И так все по очереди. По завершении делимся результатами. Мне повезло, я сегодня «искромётная», «авантюрная» и «страстная». А вот у Насти Елфимовой к Насте Палиховой, щедро одарившей её бумажками, есть вопросы:

- Нет, я всё могу понять. Но «капризная»??? Разве это про меня? - начинает капризничать Настя Елфимова.

- Да это в хорошем смысле!

Игры и песни – это, конечно, весело. Но самая атмосферная часть прощальной ночи – момент, когда мы просто разговариваем. Правда, у беседы есть правило: надо продолжить три зачина – «простите...», «спасибо...», «люблю...». Простор для душевных излияний, сами понимаете, необъятный. И здесь комментировать тоже ничего не хочется – мы все важные слова друг другу сказали тогда, у костра. Приезжайте в следующий раз и всё поймете: и простите, и отблагодарите, и полюбите свой, ни на что не похожий Венёк. А пока ещё наш не закончился. Угольки тихонько тлеют, песни льются рекой (Усманкой), а в небе уже брезжит последнее утро летней школы-2019.

|
5 июля

Анастасия ЕЛФИМОВА. Последний день – он трудный самый


«А ещё не пора тушить костёр?», - спрашивает кто-то. И, действительно, пора: вечерние посиделки медленно перетекли в посиделки на рассвете. Отсюда, видимо, и начинается последний день. Говорим друг другу последние «спасибо», потом несколько часов сна, и вот уже наступает время собирать вещи. У нас в домике творится хаос: под композицию «Psychokiller», ставшую легендой прошлогодней Школы, мы со скоростью света стираем признаки нашего присутствия. Постельное бельё сдано, вещи (почти) уместились в дорожные сумки.

Каждый из нас в итоге забирает больше, чем привёз: у кого-то к стандартному набору прибавляются подарки от тайных друзей, кто-то уезжает с новоприобретённым титулом «Мисс». И абсолютно у всех за спинами появляется багаж впечатлений под названием «Венёк-2019».

Сегодня утром мы опаздываем не на лекцию от журналистов «Коммерсанта», а на… автобус. И это ощущается странно. Мы не успеваем провести хотя бы тайм «филологического» футбола. Смысл игры предельно прост: мальчики играют по правилам, а девочки – как получится. И из-за торопливого водителя мальчики лишаются возможности реванша (в прошлом году мы вели со счётом 2:0). А это значит, что только что поводов вернуться стало на один больше.

Мы мчимся обратно в Воронеж, и прямо в этот момент начинается обратный отсчёт до «Венька-2020». «Увидимся через 364 дня», - проносится в мыслях.
Спасибо!
Наверняка вам хочется узнать, кто делал этот чудесный лонгрид?
(и эти кривые титры)
Над проектом работали:
Андрей Золотухин
идейный вдохновитель
Анастасия Палихова
продакшн
Анастасия Елфимова
продакшн
Виктория Морозова
продакшн
Кирилл Пономарёв
продакшн
Виталий Коцюба
продакшн
Фото:
Ника Кузнецова

Авторы:
Ангелина Оболонская
Надежда Эстрина
Анастасия Бирлева
Полина Вовчаренко
Даниил Шиянов
Екатерина Сафетина
Анастасия Палихова
Виктория Морозова
Анастасия Елфимова
© Факультет журналистики ВГУ
Андрей Золотухин
идейный вдохновитель
Product
  • Home page
  • Tour
  • Templates
Education
  • Workshops
  • How to make a website
  • Design course
  • Explore
Help
  • Knowledge base
  • Video tutorials
  • Code Export
  • Developers
Additional
  • Blog
  • Facebook
  • Vacancies
Made on
Tilda